Часть 2. Не постыдим отчизну! Лучшие игры отечественных разработчиков. Выпуск 4

08.05.2015 в 16:51 486

Но, о чем это я? Стук? Да, верно, в дверь стучали.

Пройдя еще несколько одноликих, одновременно знакомых и чужих, комнат и, спустившись по прогибавшейся под моими тапками лестнице, попутно вкручивая лампочки, я подступил к входу. Провернул стоящий в замке ключ. Под потолком эхом ударил щелчок, волной расходясь все дальше вглубь дома.
Неровно сколоченная створка, скрипя петлями, распахнулась, впустив внутрь легкий ночной ветерок, который, несмотря на свое дружелюбие, все же пробрал меня, одетого в одну ночную рубашку, пускай и с шарфом вокруг шеи, до костей. Я чуть выступил за порог, всматриваясь в окутанную тьмой, поросшую мелкими кустами с черными плодами и сухими деревьями опушку. Никого. Несколько раз огляделся по сторонам, пробегаясь глазами по каждому исполинскому березовому стану. По-прежнему пусто и глухо. Если только мой ночной визитер не прячется в кустах или дуплах. Нешто и верно, воображение разыгралось?

Только я мыслил развернуться и пойти обратно в чернильный зев дома, как дверь с гулким треском захлопнулась, обдавая меня мощной струей воздуха и поднятой пыли. Мое тело вздрогнуло от неожиданности, а рот раскрылся, но словно закостеневшие связки не смогли издать даже самого маломальского крика. Я схватился за ручку, принимаясь нервно ее дергать. Не поддавалась. Это как так? Мне еще могло подуматься, что неожиданно поднявшийся порыв ветра мог захлопнуть дверь, но чтобы закрыть? На ключ? Уму непостижимо!
Я все продолжал безумно теребить дверь, уже стараясь даже не открыть, а сорвать ее, тянул и, выбиваясь из сил, отпускал исцарапанную сферическую рукоять, несколько раз даже ударил по доскам плечом. Все без толку. И тут, сквозь хруп и хруст расшатываемой створки, до моих ушей донесся шорох. Короткий, но громкий шорох, который не мог породить медленно слоняющийся меж ветвей ночной ветер. Он доносился из-за спины и то утихал, то вновь повторялся, становясь яростнее, зловещее и... ближе.

Рука сама собой отпустила влажную от моего пота дверную рукоять. Страх сковал нутро. Я панически боялся сейчас оборачиваться, но разум, видно, понемногу терял бразды правления над телом, и оно, повинуясь любопытствующей воле, извернулось. Не повернулось полностью, а именно извернулось в животе, словно выжимаемая тряпка, оставляя носки тапок смотреть на глухо запертую дверь, а глаза вынудив взглянуть на шелестящие кусты. Несколько секунд я не зрел ничего, окромя шевелящейся и пронзительно шуршащей листвы бузины, росшей всего в нескольких метрах от моего жилища. Но неожиданно из кустарника, точно пронзая его насквозь, вышло существо. И теперь мои ноги, словно отпущенная пружина, повернулись за туловищем и, то ли от этого движения, то ли от смятения подкосились.

Свеча выпала из рук, глухо свалившись на порыжелый придверный коврик. Впрочем, здесь, в ночной глуши, моя мелкая светоч была бесполезна. Безжизненным белесым пятном пробивавшаяся сквозь серые облака луна обращала слепую тьму во вполне приглядный полумрак, отчего свободное от деревьев пространство в пару десятков метров окрест моего дома было достаточно различимо. Другое дело, что существо (человек или какой-то человекоподобный зверь) ступало под длинными, когтистыми, непроглядными, лежавшими почти до самого порога древесными сенями и в один момент оказалось всего в пяти шагах от меня, словно соткавшись из воздуха.

Оно шло медленно, заметно прихрамывая. После каждого шага раздавался странный, протяжный, мерзкий скрип. Вначале я никак не мог понять, отчего он исходит, но тут мои, наверняка, бешено таращившиеся сейчас глаза приметили, что у человекоподобной твари отсутствовала одна нога. Ее место заняло маленькое ржавое колесико, крепившееся на длинной, тонкой, красно-бурой трубе. Само существо было укутано в смирительную робу, незастегнутые кожаные ремешки спадали, бились о казавшуюся полупрозрачной фигуру, развивались на ветре, хоть никакого ветра не было и в помине.

Тварь сделала еще несколько тяжелых, натужных шагов, окончательно выйдя из тени на освещенный луной мелкий луг. И только теперь мои глаза приметили, что существо было безголовое. 

Тогда страх охватил меня окончательно. Если досель разум еще пускал к ногам безнадежные призывы подняться и бежать, что есть сил, то теперь вовсе спасовал. Внутренний голос смолк, захлебнулся, умер. Я не слышал ни стука сердца, ни шума крови, ни дыхания. Мир вокруг точно перестал существовать, а я лишь дрейфовал в глухом океане под названием Ничто. И ко мне все ближе и ближе приближалось бледное, полупрозрачное Нечто. И только скрип его колеса, точно рында на одиноко плывущем посреди моря корабле, вспыхивал и вновь затухал в пространстве, обдавая уши незримым пламенем.

Я только и смог, что зажмуриться, зажав лицо руками и взмолившись всем известным богам. Не знаю, как долго я просидел. Но в один момент скрип вдруг утих. Полностью. Лишь его приглушенное эхо раздавалось где-то в глубинах моего черепа. Однако и оно в итоге умолкло, и только я помыслил открыть успевшие налиться слезами веки, как над самой макушкой, роняя мою душу прямиком в пятки, раздалось глухое и одновременно громогласное «тук-тук-тук».

Рейтинг - 0.0 (0)
Чтобы оставлять комментарии, необходимо войти или зарегистрироваться