Василий Уткин: О Быстрове после перехода