Лучший бомбардир в истории «Зенита» в интервью «Спорт-Экспрессу»
рассказал, как торговал билетами на матч с участием «Спартака»,
об истории с угоном его машины и о том, как он представляет свою
старость.

– После разгрома от «Динамо» армейские фанаты вызвали Слуцкого на разговор. Вы в такую ситуацию попадали?

– Да, в 2003-м на базе «Зенита». Был у нас черный период.
То московскому «Динамо» сгорим 1:7, то «Шиннику» 0:3. И перед матчем
в Элисте фанаты «Зенита» решили пообщаться с командой.

– К ним вышли только вы?

– Почему? Все игроки. Настроены болельщики были не слишком дружелюбно, но постепенно успокоились.

– Что говорили?

– «Так играть нельзя, с „Ураланом” надо исправляться…». Да мы и сами
все понимали. Но приехали в Элисту — и продули 0:1 команде, которая
до этого не выигрывала туров десять. Зато вскоре у «Зенита» пошла
победная серия, и мы в том сезоне заняли второе место.

– Про Романа Максимюка в «Зените» говорили, что он мог выпить
накануне сколько угодно, а утром на кроссе все равно был лучшим. Вам еще
такие герои встречались?

– Такие — нет. Вот игроков, которые пили, а потом на кроссе были худшими, — видел.

– Вы застали в клубе Максимюка?

– Совсем недолго. Но подвигов за ним не замечал. Впрочем, мне было 18,
я находился в другом мире. На футболистов «Зенита» глядел с открытым
ртом, у меня вообще в голове не укладывалось, что кто-то нарушает режим.

– Трансфером Это’О в «Анжи» занимался ваш агент. Расспрашивали его, как это было?

– Нет. О том, что «Анжи» планирует пригласить Это’О, я узнал задолго
до того, как новость появилась в газетах. Информация была
конфиденциальная, так что молчал, как партизан.

– Когда пишут, что камерунскому форварду платят в «Анжи» 20 миллионов в год, — верите?

– Верю. Почему нет? Все возможно, хотя никогда не выяснял, какой у него контракт. Чужие заработки меня не интересуют.

– Если бы вы получали половину той зарплаты, как у Это’О, — что купили бы первым делом?

– Для того, чтоб хорошо жить, у меня все есть. Если пофантазировать…
Конечно, нашел бы, куда потратить деньги. И точно больше отдавал бы
на благотворительность.

– К слову, Роберто Карлос часть зарплаты отдает фонду Чулпан Хаматовой «Подари жизнь!». Сами отважились бы на подобный шаг?

– Не люблю это афишировать, но раз уж спросили… Я тоже, как появилась
возможность, занимаюсь благотворительностью, помогаю детям.

– Давно?

– С тех пор как у меня родилась дочка.

– Читал, что летом вам вернули BMW X5, который угнали в 2006-м?

– Странная история. Машину нашли еще года три назад, но в милиции
сказали, что все это время со мной почему-то не могли связаться.

– Три года автомобиль дожидался вас в Петербурге?

– В Черкесске, где его и обнаружили. Затем друзей попросил перевезти
в Ставрополь. Думал, BMW удастся восстановить, но ребята говорят, что
затея безнадежная. Машина «убита», и продать ее можно лишь на запчасти.

– Она была застрахована — выходит, теперь эти деньги вы должны вернуть?

– А я их так и не получил. Угон совпал с моим отъездом в «Севилью».
У меня не было времени оформлять бумаги, ходить по инстанциям. Теперь
буду решать вопрос со страховой компанией.

– Нынче, как все игроки «Зенита», ездите на спонсорской Audi?

– Да, на Audi Q7. Хотя точно такую же модель я приобрел, играя
в «Динамо». А недавно мне на полтора месяца и второй служебный
автомобиль выдали — Audi R8.

– Зачем вам столько?

– Просто машина полагалась по контракту, который я подписал с Audi
в прошлом году. Еще до того, как компания стала спонсором «Зенита».

– Игнашевич мечтает о Bentley. У вас есть автомобильная мечта?

– Если бы играл в «Анжи» и у меня был день рождения, — я бы сказал,
о какой машине мечтаю! Но вообще мне нравится та, на которой сейчас
езжу. Удобная, быстрая и безопасная.

– Правда, что в 1996-м, когда
в Петербурге проходил золотой матч «Спартак» — «Алания», воспитанникам
спортинтерната «Зенита» вручили билеты, которые вы тут же толкнули
с рук?

– Правда. Сумму не помню, но денег хватило на пару хот-догов и еще немножко осталось.

– Торговали, преодолевая смущение?

– Нет, я же не один был — с ребятами. Пришли к «Петровскому» часа
за полтора до игры — и продавали. Некоторые решили придержать билеты
до последнего, чтоб наварить побольше, но прогадали. Задорого покупать
их уже никто не хотел — в итоге отдали практически за номинал.

– Болельщики часто делают футболистам подарки. Какой запомнился вам?

– 2001 год. Прихожу на базу и слышу: «Саша, тебя тут коробка
дожидается». Красивая упаковка, бантик. Надпись — «от болельщиц
«Зенита». Открываю — а там таракан.

– Живой?

– Весьма. Большой, черный, усатый. Я не понял, в чем смысл подарка, поэтому отпустил таракана на волю.

– На банкете в честь закрытия прошлого сезона вы пели на сцене
вместе с «Дискотекой Авария». Потом с Михаилом Шацем переключились
на песню «Вахтеры» — «Белые обои, черная посуда. Нас в хрущевке двое,
кто мы и откуда?..” Любите петь?

– Когда хорошее настроение. А после удачного сезона другим оно быть
и не могло. С Шацем мы в тот вечер перепели весь набор из караоке.
А ребята из «Аварии» пригласили меня на сцену, чтобы заодно поздравить
с днем рождения, который был дня за четыре до банкета.

– Юрий Семин порадовал недавно соображением: «В старости
не стану сидеть с тазиком на даче — буду с внучкой ходить на дискотеки
и в ночные клубы». Какой собственную старость представляете вы?

– Мне нравится идея Юрия Палыча. В старости охотно составил бы ему компанию на дискотеке. Если, конечно, возьмет с собой.

1 КОММЕНТАРИЙ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.